Любимые Стихи

WWWЕНОК.CONETOB (1 : 2)

WWWЕНОК.CONETOB (1 : 2)

Представь себе, что посреди зимы
Открылась на минуту дверца в лето.
С реальностью чудить не вправе мы,
Воображенью же преграды нету.
Я слышу, как за тоненькой стеной
Щеглом поет сосед, откушав пива.
Едва ли согласишься ты со мной
Насчет несвоевременности дива.
Искусно воплощаемый кошмар
Единства строгой хроники и мифа

Таит в себе соблазн рассудка для:
Ему присущ от века горький дар-
Бежать от неустроенности мира,
Едва узрев мираж из хрусталя.

***
Представь себе, что посреди зимы,
тоска о лете переходит грани
терпимого. И тянет, взяв взаймы,
рвануть в объятья солнечных Аланий.
С утра к обледенелому рулю,
в обед – в перчатках за клавиатуру.
А вечером - проклятья февралю,
горячий душ, мечты о шубе сдуру.
И радуешься, если позовут
в дом, где камин (по крайности – рефлектор),
чтобы пред ним погрезить наяву:
Открылась на минуту дверца в лето.

***
С реальностью чудить не вправе мы-
заложники текущих биографий.
Но виртуальность бередит умы,
и хочется хоть чуточку подправить
все сделанные некогда шаги,
допущенных ошибок смыть досаду,
скептическому складу вопреки,
отведать вседозволенности яда.
С детерминизмом свыкшимся вполне
не стоит призывать судьбу к ответу.
Но в сожаленьях об ушедшем дне
Воображению преграды нету

***
Я слышу, как за тоненькой стеной
порой звучат шаги, легки и редки:
проходит жизнь, как будто стороной
и обходя аборигенов Сетки.
Прямой контакт с реалиями дня
желателен не более, чем ссылка.
Глаза от монитора не поднять,
но беспокойство в области затылка.
(Неясный звук сверлит ночную тишь,
хотя жильцы спокойные на диво), -
я радуюсь, что не скандал, а лишь -
Щеглом поет сосед, откушав пива

***
Едва ли согласишься ты со мной,
что данный образ жизни оптимален.
Что ты хотел бы жить к всему спиной,
не видеть средь зимы лесных проталин
с подснежниками, не летать к Луне,
не целовать лягушек по болотам.
И дверь по всей цепочечной длине
не открывать, не спрашивая: кто там?
Пообломавши крылья об стекло,
в кругу друзей витийствовать под пиво
и сокрушаться горько и светло
Насчет несвоевременности дива

***
Искусно воплощаемый кошмар
сплетенья иллюзорности с житейским
не тягостен для зрелого ума
любителя возвышенных затей, с кем
недурно вечерами толковать
о выспренних материях по сути,
над вымыслом неспешно колдовать,
ища черты реала в каждом чуде.
Считать чертей иголки на конце,
и рассуждать изящно и лениво:
возможно ли достичь в одном лице
Единства строгой хроники и мифа

***
Таит в себе соблазн рассудка для
мечта о построении Вселенной:
по собственному вкусу, от нуля
до наших дней – простой и совершенной.
И лаврами Создателя прельстясь,
иные души дерзко согрешали,
с реальностью утрачивали связь
проваливаясь в дебри виртуалий
Сны Разума чудовищ и похлеще
рождали, явью – кончится кошмар.
Критического прищура на вещи
Ему присущ от века горький дар

***
Бежать от неустроенности мира, -
нелепая и суетная блажь:
что толку шило поменять на мыло,
стакан без дна на лодку без весла?
Когда несовершенства в мире много,
прими его достойно, не скорбя.
Не требуй невозможного от Бога,
гармонию творить – начни с себя.
Наивно, право, ожидать, пока мне
под ноги ляжет твердая земля.
Хватаюсь за спасительные камни
Едва узрев мираж из хрусталя.

Цикл: “Несколько сонетов кому ни попадя” /откр./

*I*
Нас ангелы не пустят на порог,
А бесы не посмеют строить козни.
Мне думалось, что сделавшись серьезней
Мы будем есть сметану и творог.
Чтоб исходивши множество дорог
Не чувствовать усталости на поздней.
Энергию накапливая впрок.
И поровну разделим свой пирог
Меж теми, кто довелся нам в друзья
И прочими, кто просто по соседству.
Гуманность с воздаяньем не в ладу
Запасу оскуденьем не грозя
Прибегнем вновь к испытанному средству:
Подоим благодарную среду.

*II*
Сотри все буквы с грифельной доски,
Оставив только прочерки и даты,
В плену паскудной памяти, куда ты
Укроешься от глянцевой тоски,
Что зажимает голову в тиски.
Так боевых товарищей солдаты
Утративши, не любят медсанбаты
И затирают желтые листки
Тех писем, что по почте полевой
Им в горький час приносят злые вести,
Досадные и сердцу, и уму.
Печатают шаги по мостовой,
Еще недавно думалось, что вместе,
Но оказалось – вновь по одному.

*III*
Очередную пережив весну,
не верь, что годы лишь беду несут нам.
Расправив парус на ветру попутном,
встречай бесстрашно новую волну.
Когда ж в морском бою подбитым судном
пойдет твоя иллюзия ко дну,
богаче станешь на еще одну
страницу памяти, исписанную нудным
досужим летописцем. Говоря
о водоизмещенье корабля
про водозамещенье два абзаца
добавлю. Капля точит и гранит.
А кто и что под кожей сохранит,
Там у того и будет впредь чесаться.

Каждый Охотник Желает Знать Где.... /неоконч./

*
...унынье понедельника разбавь
возможностью находки, иль утраты.
Но для того и существуют чаты,
Чтоб пару дней словами поиграв,
Добиться благосклонности в награду.
Лицом к лицу лица не увидав,
в мечтах возвел воздушные аркады,
что рушатся безжалостно, когда ты
семь цифр ее номера набрав
и выждав время до заветной даты,
внезапно пред собою видишь сплав
жеманности, насмешки и бравады.

-Желаете контакт без полумер? – Да,-
- Но я не Кай, и вы совсем не Герда, -
и с губ уже готово было “нет”
слететь, когда осенний фортель ветра
на голову надвинул шляпы фетр, а
лиловый сумрак поглотил ответ.

*
..и той же ночью сделались близки.
А утро начинается с заботы:
Гора посуды, грязные носки,
Мечта свести скорее с жизнью счеты,
прилюдно изорваться на куски
еще не доезжая до работы,
у собственного отраженья: Кто ты?
Выспрашивать от утренней тоски
Когда похмелье голову в тиски,
Рвануть рубахи ворот мимоходом,
пообещать:”...до гробовой доски..”,
И позабыть, едва за поворотом
Исчезнет стоп-сигнал ее такси....

Синеет вторник тучей грозовой
Спешит поток воды по мостовой
Смывая зданья и автомобили,
Деревья, урны, лавочки, ларьки,
И пенные валы вперегонки -
Едва не до Останкинского шпиля.

*
...в голубоватый прочный цвет воды
окрашен был рассвет его среды.
Как будто ничего не происходит,
За окнами. Автобусы – киты,
аквариум вполсонный, словно в льды
закован, покорился непогоде.
Ватагами голодной мелкоты
Снуют машины меж домов-кораллов.
Кальмары-светофоры с высоты
бесстрастно наблюдают вполнакала
за флиртом шестисотого нахала
и серебристой гоночной “мазды”

Актинии – подводные цветы -
Развязок, делят стаи на ряды.
Короткие бои между самцами
За место у парковочной черты...
Медузами застывшие посты
Гибдд - шевелят щупальцАми.

*
...четверг приносит тысячи вещей,
которые под силу только с водкой.
но день минувший не пропал вотще,
суля свиданье с кроткою красоткой,
(подробная анкета вкупе с фоткой
и разговор в возвышенном ключе)
На циферблате снова время “ч”,
веранда клуба в высохшем плюще,
а по аллее сдержанной походкой
созданье в целомудренном плаще.
Никто не назовет ее кокоткой
продуман туалет до мелочей
и непорочность девственных очей
оттенена зеленою подводкой

сквозь прядь волос избегшую пробора
в упор лукавый глаз не без укора
поблескивает влажно в полутьме,
скрывая огонек таксомотора:
“свободно”. Без попутчиков. Недоро-
го. Быстро и без лишних сантиме..

*
...уставший от жеманных травести,
греша под нос беззлобным дюрренматом,
он говорит ей нежное “прости”
и заполночь везет к родным пенатам.
Помнив себя свободным и крылатым
в раздумьях, что б еще изобрести
в честь пятничной свободы во плоти,
с восторгом строит планы. Но куда там,
И длинный день, побаловав закатом,
Привычно завершается в Сети.

Цена свободы очень велика
но за свою он платит с полпинка,
вознаграждая сам себя за это
сияньем золотого кругляка:
яичница – медаль холостяка,
знак доблести невольного аскета...